мы в соц.сетях

Вирусная история

Вирусная история
Владивосток

Уважаемая редакция! Предлагаю вашему вниманию небольшой рассказ на злобу дня. Немного о себе. Зовут Наталья Евгеньевна Матяш, мне 82 года, работаю библиотекарем в библиотеке им. И.У. Басаргина. Автор нескольких книг: «Первая Речка», «День пришёл», «Жил- был кот», «Маленькая девочка во Владивостоке», « Простая история» и др.- с уважением Н.Е. 

Вирусная история

Ксения Львовна отнеслась серьёзно, но без паники, к вирусу, охватившему всю страну. Просто она неукоснительно соблюдала все правила защиты: мыла руки чаще, чем раньше, делала влажную уборку квартиры. И уж, конечно, носила маску и перчатки. Кроме того, отклоняла все приглашения знакомых погулять, поболтать и твёрдо отказывала тем, кто хотел напроситься в гости.

Ей очень не хотелось идти в магазин, но припасы закончились, нужно было их пополнить. Она, следуя годами выработанной привычке, что бы такое понаряднее надеть, открыла шкаф, полистала «плечики», и как все модницы, имея огромный гардероб, тяжело вздохнула: нечего выбрать. Её внимание привлекли модный яркий кардиган, воздушная белая блузка и строгая чёрная юбка. Облачившись во всё это, она посмотрела на себя в зеркало и осталась довольна: выглядела значительно моложе своих семидесяти лет. Как не порадоваться! Маска портила вид, но так надо.

Ксения Львовна перешагнула порог и оказалась во дворе своего дома. Солнце, вырвавшись из плена облаков, сияло и сверкало, отражаясь бликами на окнах, играя лучами на цветочных клумбах, радуя теплом и светом всё вокруг.

Дорога в магазин была крутой, со множеством ям и колдобин, но даже это не испортило настроения. Подходя к гастроному, она увидела группу женщин, идущих бок о бок друг к другу, весело разговаривающих и (о ужас!) без масок и перчаток.

– Ну, ладно, я хотя бы в маске – успокоила она себя.

Дальше – больше.

Подойдя к прилавку, почувствовала, за спиной кто-то трётся, резко повернулась, окинула ледяным взглядом одну из покупательниц, буквально прилипшей к ней, не успела ничего сказать, как та, оторопев от обрушенного в её сторону холода, едва пролепетала: «Дистанция, да?»

– «Да!» – твёрдо сказала Ксения Львовна.

Покупательница пошевелилась, попятилась назад, тем самым подвинув всю очередь.

Ксения Львовна, сделав покупки, направилась к выходу, продолжая про себя возмущаться людской беспечности.

– Что мы за люди! Сказано, соблюдайте правила защиты. Так нет, всё с точностью до наоборот. Продавцы с масками на подбородке, очередь, придвинутая один к одному…

Сумки ощутимо оттягивали руки, и она присела на пустующую скамейку. Решила достать ключ, открыла кошелёк и…. Деньги лежали нетронутыми.

– Боже! Я не заплатила! – крикнула она так громко, что прохожие недоумённо оглянулись.

Ксения Львовна во всю свою семидесятилетнюю прыть помчалась назад в горку. Задыхаясь, рванула маску, фурией влетела в магазин. Перевалившись через прилавок, хватаясь за сердце, громко прошептала: «Я не заплатила!»

Продавец, успевшая натянуть маску при виде неудобной покупательницы, расслабилась и даже улыбнулась.

– Не волнуйтесь. Бывает…

– Вы не подумайте, я правда забыла.

– Верю, верю!

И вдруг в магазинной тишине раздался громкий торжествующий голос, обращённый к Ксении Львовне:

– Женщина, в общественном месте положено носить маску!

И грустно, и смешно…

Нине Васильевне 82 года. Тяжело ступая больными ногами, шла она по рынку, присматривая, что бы такое купить. Бодрилась, как могла, но было невыносимо грустно сознавать, что жизнь ощутимо утекает, и не по капле, а прямо рекой. И погода под стать: хмуро, холодно, мокро.

Внезапно раздался звонок сотового телефона. Это приятельница. В отличие от Нины Васильевны, полной и грузной, она отличалась стройностью, лёгкостью. Понятно – танцовщица, да и годами помоложе – всего 75.

– Нина Васильевна! – раздался в трубке взволнованный, энергичный голос Надежды. – Я в магазине, что в вашем доме, забыла брикетик сливочного масла, пожалуйста, заберите. Я после занятий пробегу по рынку – и к вам.

– Я сейчас тоже на рынке, вот огурчиков куплю и домой. Зайду, зайду обязательно. Что же ты такая несобранная, всё везде забываешь. Возьми за правило: покупаешь что – сосредоточься только на этом. А то знаю тебя, фигуры в голове прокручиваешь, вот и забываешь всё и везде. А про танцы…

– Всё, всё! Пока, пока… – нетерпеливо прервала Надежда, – бегу!!!

– Бежит она… – проворчала Нина Васильевна. – Вот и получается: там забыла, тут оставила. О-хо-хо!

Она последовала дальше и по пути домой зашла в магазин.

– Девочки, – обратилась к продавщицам. – Тут моя растяпа-приятельница масло забыла…

– Да, да – вот оно! Ещё и зонтик оставила! – с готовностью добавила одна из продавщиц.

– Ну ты подумай! – всплеснула руками Нина Васильевна. – Про него-то она и не вспомнила…

Не успела Нина Васильевна отдышаться, поднявшись на свой этаж, как Надежда позвонила в дверь.

– Спасибо, Нина Васильевна, спасибо! Я, представляете, кашу сварила. Хотела маслом заправить – да не тут-то было. А про зонтик я и в самом деле не вспомнила. Да, кстати, вот вам 50 рублей.

– Ты что, с ума сошла?! – с возмущением сказала Нина Васильевна, решив, что ненормальная Надежда хочет оплатить её услугу.

– Вы огурцы покупали, сдачи мелочью взяли, а денежку забыли.

Некоторое время подруги смотрели друг на друга, а потом долго и весело смеялись.

Старость – не радость. И смех, и грех!

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

Если у Вас есть просьбы и предложения по улучшению сайта, напишите нам

Написать нам